Июль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Академгородок — цитадель российской науки

13/03/2015

Академгородок — цитадель российской науки

350 СО РАН НГУ ФАНО РФФИ РГНФ РНФ Интервью Новосибирск ​

В одном из интервью бывший министр образования и науки, а сегодня помощник Президента РФ Андрей Фурсенко подчеркнул необходимость особого внимания к развитию фундаментальных исследований как основы научно-технического прогресса. Там же было заявлено, что ведущую роль в наше время могут сыграть только институты Академии наук. С этим нельзя не согласиться. На самом деле свыше половины публикаций, зарегистрированных в "Web of Science", и наибольшее количество статей, вышедших в журналах с высоким импакт-фактором, принадлежат ученым Академии наук. Но 15 лет назад образование и наука в России начали перестраиваться по образу и подобию США, где фундаментальные исследования проводятся в ведущих университетах, таких, как Гарвардский, Принстонский, Стэнфордский или Массачусетский технологический институт (MIT). При этом не учитывается то, что они функционируют более 100 лет, и этого времени было достаточно для формирования научных школ. В России же (особенно в советский период ее истории) этот процесс традиционно проистекал в рамках Академии.

Сегодня часто говорят о конкуренции в науке, в том числе между различными исследовательскими структурами. В стране существует множество источников научного финансирования, такие как гранты РНФ, РФФИ, РГНФ, "Сколково", проекты и программы Министерства образования и науки. Для получения любого из них одному человеку необходимо трудиться не менее месяца. Составление заявки — это великое искусство, которое требует обоснования ее актуальности, новизны и практической значимости. Почти каждый соотечественник на вопрос "Какая главная беда сегодня в России?" ответит: это коррупция. Но такой же болезнью стал неслыханный бюрократизм, который далеко перекрывает описания Франца Кафки. Причина проста — полное отсутствие профессионализма у тех, кто назначен руководить значительной частью научной организации.

Я работал с крупными американскими компаниями. В США никому не придет в голову директором любой производственной структуры назначить непрофессионала: бывшего политика или менеджера с юридическим или экономическим образованием. Эти люди могут входить в состав Совета директоров или правления, но никогда не буду поставлены во главе крупного производственного комплекса или научного учреждения. У нас же это превратилось в систему с естественными последствиями, когда непрофессионал не доверяет себе и плодит массу инструкций. Он привлекает к оценке работ многочисленных экспертов, так как своего мнения выработать не может и никогда не сумеет. Можно научить ученого тому, что называется менеджментом, но никак не наоборот.

В России эпидемия "менеджерства" охватила всю страну, в которой продавца перестали называть продавцом, а уборщицу уборщицей, но появились "менеджеры продаж" и "клининг-менеджеры"… Обычное явление — менеджер какого-либо крупного исследовательского центра, института или вуза с экономическим или юридическим образованием за плечами. Знаменитые университеты действительно находятся под контролирующим взглядом Попечительских советов, но практическая работа остается в руках серьезных ученых, которые и подбирают преподавательский состав, и определяют тематику исследовательской деятельности.

Выводы будут простыми.

Первое. За счет сокращения финансирования фундаментальной науки через различные фонды нужно резко увеличить ее прямое бюджетное обеспечение и, конечно, больше доверять ученым.

Второе. На основе тщательного анализа достоверных данных необходимо сформировать рейтинг всех бюджетных научных организаций и исследовательских университетов. Критериями оценки должны быть статьи, опубликованные в журналах с высоким импакт-фактором, количество цитирований, число международных, государственных и правительственных премий, а также участие в представительных конференциях.

Третье. За счет сокращения числа неэффективно (с низким рейтингом) работающих организаций увеличить финансирование лидирующих НИИ и вузов.

И, наверно, главное. Не вкладывать деньги в новые научно-технические комплексы и в растущие как грибы технопарки, а поддерживать те структуры, которые давно и успешно функционируют. Это какое-то национальное бедствие — без конца плодить новое, а не развивать уже существующее и дающее прекрасные результаты. К примеру, Новосибирский научный центр — это готовый наукоград, в который могут войти институты ФАНО, НГУ, Сибирское отделение Академии наук, технопарк, возможно включение Государственного научного центра вирусологии и биотехнологии "Вектор".

Это естественное решение напрашивалось и в различных вариантах предлагалось много лет. Получив надлежащий статус федерального центра, Академгородок, как единый комплекс де-юре, мог бы очень быстро нарастить свою продуктивность. А любая вновь созданная научно-техническая организация выдаст результаты не раньше чем через 15 лет. В свое время создание Академгородка на голом месте было возможно лишь благодаря превосходному состоянию советской науки, когда в Москве, Ленинграде и Киеве многим ученым уже "негде было развернуться". Сейчас мы, скажу откровенно, испытываем дефицит ученых с высоким рейтингом и авторитетом. Очень показательны попытки приглашения специалистов из-за рубежа, которые показали, что желающих непрерывно работать в России, даже в течение 4-5 месяцев в году, очень мало. У меня особое мнение по поводу возвращения на родину тех, кто покинул ее в трудное для страны время. Я считаю, что, не имея возможности за рубежом создать вокруг себя научную школу, большинство этих людей выработало свой научный потенциал.

Сегодня руководство России заявляет о необходимости реиндустриализации страны на новой технологической основе, которая может быть создана только при участии фундаментальной науки. Мы можем быстро прогрессировать в очень многих направлениях. Приведу лишь один пример. Экономистами доказано, что в Японии и Норвегии через 20-30 лет основным средством транспортировки газа будет его перевозка в состоянии газогидратов. Норвежцы считают, что уже сегодня такая доставка топлива в соседнюю Данию более выгодна, чем трубопроводом или резервуарами сжиженного газа. Японская фирма "Mitsui" построила первый завод для получения газогидратов с переработкой 1 млн. тонн сырья в год. Самое время и у нас развить этот новый метод. Он принесет гигантскую экономию после создания эффективной инфраструктуры транспорта газогидратов, которые могут доставляться при температуре минус 5 градусов и обычном давлении.

Хотелось бы подчеркнуть, что у страны нет будущего без фундаментальной науки. И целостный, мощный, автономный Академгородок — одна из успешных форм ее организации.

Оставить комментарий