Июль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Национальные академии доказывают свою полезность

19/07/2016 Новости СО РАН , Новости РАН

Национальные академии доказывают свою полезность

788 СО РАН РАН ФАНО Совещание Москва ​В Президиуме РАН прошла встреча Владимира Фортова с руководством национальных академий, которые созданы в некоторых субъектах РФ. 

Гостями главы Российской академии наук были президенты Академии наук Республики Саха (Якутия) Игорь Колодезников, Академии наук Республики Башкортостан Альфис Гаязов, Академии наук Республики Татарстан Мякзюм Салахов и вице-президент Академии наук Чеченской Республики Ибрагим Керимов. К разговору присоединились также академики Геннадий Месяц и Роберт Нигматулин. Речь шла о перспективах сотрудничества РАН с национальными академиями.

Открывая встречу, В.Фортов признал, что пока неясно, в каком формате в нынешних условиях должна проводиться региональная политика РАН. Дальнейшее обсуждение показало, что живое общение академического руководства и представителей науки на местах может дать в этом плане немало подсказок.

В нашей стране национальных академий сегодня только четыре — все они были представлены на встрече. Возраст их идентичен — им всем почти по четверти века. Президенты АН рассказали о деятельности своих учреждений, и обрисованная ими картина наверняка впечатлила бы тех, кто по незнанию сомневается в полезности таких структур.

Аргументация в пользу нацакадемий проста и убедительна: у правительства той или иной республики есть острые проблемы, требующие научного решения, причем они, в основном, имеют не фундаментальный, а прикладной характер и порождены спецификой территории. Это, например, гуманитарные исследования, связанные с жизнью данного этноса, в первую очередь касающиеся языка, литературы, истории, археологии, подготовки и издания энциклопедий. В Якутии — мамонтовая фауна, социальные проблемы труда. В Башкирии — концепция технологического развития республики. В Чечне правительство утвердило для национальной академии программы, связанные с материаловедением, минеральными ресурсами, территориальными особенностями развития сельского хозяйства.

Как юридические лица, академии заключают договоры с промышленностью. Скажем, на одном из заседаний совета директоров нефтяной компании "Татнефть" приняли решение — все научные разработки пускать через национальную академию, чтобы был один центр ответственности, чтобы именно АН набирала группы исследователей, координировала работу, определяла, с кого спрос.

Или вот примеры из Академии наук Республики Саха (Якутия). Уголь, который добывают в Сангарском угольном руднике, поставляют в Верхоянье — и это огромная проблема. По реке Лене уголь везут в Северный Ледовитый океан, оттуда заходят в устье Яны и Индигирки, поднимаются чуть ли не до верховий. А между тем как раз в местах назначения есть свои торфяные месторождения. И академии, соответственно, дали задание — отработать технологию обогащения торфа, его сушки, превращения в топливо. Калорийность торфа в два раза меньше, чем у угля, но, по крайней мере, весной и осенью, когда нет морозов под 40о, торфом вполне можно топить — и тем самым сократить сверхзатратную по деньгам и организационным усилиям задачу завоза угля через Северный Ледовитый океан. Или, например, последнее задание: провести исследование русловых процессов. Река Лена сегодня уходит от Якутска, мелеет, в том числе в районе порта. Академия создала временный творческий коллектив, к которому, в частности, подключилась и лаборатория кафедры географии Московского государственного университета, проводящая здесь исследования еще с 1930-х годов.

Ну, и все академии ответственны за проведение экспертизы по госпремиям в своих республиках. В общем, впору задаться вопросом, почему национальные академии работают всего в четырех субъектах Федерации, а не зачем они нужны!

Организационные принципы национальных академий несколько отличаются. Где-то есть свои институты, где-то их нет, в последнем случае академия привлекает сотрудников институтов РАН, преподавателей местных университетов и вузов, исследователей с предприятий — по конкретным договорам. Где-то есть свои отделения, а где-то они называются объединенными учеными советами, как, например, в Республике Саха (Якутия) — там таких советов пять и в них входит вообще все научное сообщество республики.

Различны и схемы финансирования. Если в Татарстане бюджет академии зафиксирован в республиканском законе, то в Якутии, наоборот, нет базового финансирования — все идет по госзаказу. Кроме того, национальные академии являются операторами по работе с научными фондами.

Схемы взаимоотношений национальных академий с региональными научными центрами РАН исторически также складывались по-разному (были даже случаи полного слияния), но всюду на самой дружественной основе. Например, как рассказал И.Колодезников, АН Республики Саха (Якутия) использует лабораторную базу Якутского научного центра СО РАН.

Но сегодня в связи с проводимой реформой тема взаимоотношений национальных академий с научными центрами РАН звучит по-особому.

— ФАНО стремится объединить институты научного центра РАН в одно юридическое лицо, при этом для агентства неважно, что все они занимаются разноплановыми исследованиями, — посетовал академик В.Фортов. — По отношению к такому "объединенному" центру ФАНО будет осуществлять хозяйственные функции, а за научное руководство оно отвечать не будет. Подход Российской академии наук такой: пусть в регионе будет центр, который состоит из ученых, причем необязательно академических — работающих также и в местных университетах, и на предприятиях. И пусть здесь будет региональный совет, на который мы возложим идейную функцию — заслушивать доклады, разрабатывать региональные программы и так далее. Президент Путин нас поддерживает. Давайте искать форму — мы за то, чтобы региональная система возродилась.

На интересную особенность указали гости. Главы республик свои национальные академии поддерживают, но такая поддержка идет, увы, не от всех, поскольку среди чиновников местной администрации, прежде всего молодых, мало людей, которые имеют собственный опыт работы в науке или в вузах — у них-то и возникает вопрос: зачем нужны национальные академии? Поэтому гости выразили пожелание, чтобы Российская академия наук взяла эти академии "под крыло", чтобы местные власти знали, что эти академии действуют в координации с РАН и в каком-то смысле на этой территории являются представителями "большой" академии.

Владимир Фортов и его коллеги эту идею одобрили. Они подчеркнули: главное — то, что национальными академиями наработан очень интересный опыт, его надо обобщить и рекомендовать — как в академической среде, так и администрациям субъектов Федерации. И с этой целью провести целый каскад организационных мероприятий. В частности, организовать с приглашением академий специальное заседание Президиума РАН, посвященное обобщению этого опыта. Взять за правило, чтобы представители академий регулярно приезжали с отчетами в отделения РАН, чтобы те осуществляли руководство в научно-методическом плане. Так, шаг за шагом, обстоятельно подготовить Договор о сотрудничестве — некое рамочное соглашение, которое затем в непосредственной практике будет обогащаться конкретными делами.

Гости обратились и по поводу необходимости внесения поправки в концепцию готовящегося Закона о науке. В 12-й статье прописано, что субъекты имеют право создавать свои научные структуры и подразделения, но желательно, чтобы отдельной строкой в законе были прописаны именно региональные национальные академии наук, тем более что они де-факто существуют. Владимир Фортов считает, что можно подготовить это предложение за подписью глав республик. РАН будет лоббировать эту поправку к закону, пообещал он.

Была высказана и такая идея: для повышения авторитета имеющихся четырех академий найти форму принятия их в РАН в виде неких "ассоциированных членов РАН". "Мы проработаем этот вопрос юридически, — пообещал академик В.Фортов, — в сущности, некий аналог подобной инициативы недавно нами был осуществлен, ведь мы ввели институт "профессоров РАН", и правильно сделали".

Участники встречи отмечали тот факт, что национальные академии независимы от ФАНО, опираются на республиканский бюджет, подчиняются правительствам своих республик. Усиление их позиций будет означать расширение участия регионов в прямом финансировании всей российской науки, что в нынешних условиях чрезвычайно важно.

Сергей ШАРАКШАНЭ

Оставить комментарий

Свежие записи